ГЛАВНАЯ

  • Новости
  • Центральный банк
  • ФОРУМ

    ЗДОРОВЬЕ

  • Гипертония
  • Рак
  • Зарядка энергией
  • РАЗНОЕ

  • Кузьмин
  • Библиотека
  • Цены на нефть и доллар
  • ЭТО ИНТЕРЕСНО

  • ШОК
  • Ходорковский
  • Путин
  • Исаев
  • Юлия Сухова
  • Да кто же он, этот «ЦЕНТРОБАНК РФ»?

    Nabiullina

    ЗАКОН О ЦЕНТРОБАНКЕ РФ КАК ОН ЕСТЬ

    21 августа 2012 года исполнился 21 год, как завершилось трёхдневное (19–21 августа 1991 года) попугай-шоу под названием «путч ГКЧП». И в этот же день, 21 августа 2012 года, «Группа депутатов-единороссов во главе с членом Комитета ГД по бюджету и налогам Евгением Федоровым внесла в Госдуму проект поправок в закон о Центральном банке РФ. ЦБ хотят лишить права устанавливать ставку рефинансирования и  определять состав корзины валют. Этим, по замыслу  авторов документа, будет заниматься правительство». (Татьяна Зыкова «Депутаты объявили войну доллару. Учетная ставка ЦБ может снизиться до одного процента», «Российская газета» 22.08.2012, 10:30).

    Это сообщение вызвало существенный резонанс в финансовых и управленческих кругах России, причём большинство экспертов высказываются против идеи национализации Центробанка России. Даже в уже цитированной нами статье из «Российской газеты» было приведено мнение одного из противников суверенитета России, директора Центра структурных исследований Института экономической политики имени Гайдара Алексея Ведева. «На самом деле никакой проблемы “засилья доллара в нашей экономике” не существует, — пояснял эксперт. — Если мы посмотрим на банковские балансы, то увидим, что доля долларовых депозитов и у населения, и у предприятий невелика и снижается. Кроме того, не даст никаких положительных эффектов для российской экономики и ведение международных расчетов в рублях. Все страны рассчитываются в долларах (и других основных мировых валютах), и нельзя сказать, чтобы кто-то от этого очень страдал. По поводу снижения ставки рефинансирования. Это не даст толчка для развития российских компаний. А вот что может дать — так это увеличение инфляции. Причем мы можем столкнуться с такими ее показателями, которые наблюдались в девяностых годах. Никто не мешает залить российскую экономику рублями. Но тогда надо готовиться и к повышению цен…». — Выделено нами при цитировании.

    В этом пустопорожнем заявлении, построенном по принципу «в огороде лебеда, а в Киеве дядька», и в котором продемонстрировано полное непонимание работы кредитно-финансовой системы, главным является угроза: если национализируете банк, снизите ставку кредитования, и тем самым обеспечите суверенитет России, готовьтесь к тому, что надгосударственные структуры будут давить на Россию по беспределу. Чтобы убедиться, что именно в этом смысл комментария «эксперта» А.Ведева, необходимо знать, как устроена кредитно-финансовая система России и как через неё осуществляется надгосударственное управление. Поэтому мы решили вкратце рассмотреть, что значит ЦБ РФ в системе управления Россией, а также напомнить людям некоторые события, напрямую связанные с ролью и местом Центробанка в системе управления и действиями по восстановлению суверенитета страны.

    Это тем более необходимо сделать, поскольку, несмотря на большую шумиху (главным образом в интернете) вокруг этого вопроса, ни сторонники национализации банка[1], ни тем более противники не спешат объяснить широкой публике в чём суть вопроса. А представление об этом, хотя бы в общих чертах, необходимо иметь для себя каждому думающему человеку.

    12 декабря 1991 года Верховным Советом РСФСР ратифицированы так называемые Беловежское соглашение — Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) — и другие документы, связанные с его реализацией.

    Беловежские соглашения подписали 8 декабря 1991 года высшие должностные лица и главы правительств трёх союзных республик СССР:

    Борис Ельцин и Геннадий Бурбулис (РСФСР),

    Станислав Шушкевич и Вячеслав Кебич (БССР),

    Леонид Кравчук и Витольд Фокин (УССР).

    Однако, какой бы договор ни подписал глава государства, этот договор не более чем просто исписанная бумага, пока он не будет ратифицирован (утверждён) высшим законодательным органом страны. Только после ратификации Беловежских соглашений Верховным Советом РСФСР стал законодательно возможным развал единого мощного государства СССР и «парад суверенитетов» вновь образованных сувенирных государств, бывших республик СССР, поскольку именно Россия являлась тем стержнем, без которого существование СССР становилось невозможным.

    Согласно законодательству РСФСР того времени, депутаты Верховного Совета РСФСР не только имели право, но были обязаны отправить в отставку п-резидента РСФСР Ельцина Б.Н., но вместо этого депутаты ВС РСФСР узаконили акт государственной измены, превратив его в государственную политику. Именно на депутатах Верховного Совета РСФСР лежит основная ответственность за развал СССР и превращения России в колонию Запада. А подавляющее большинство депутатов ВС РСФСР были членами КПРФ[2], которую возглавлял тогда и возглавляет теперь Зюганов Г.А[3].

    Но справедливости ради надо отметить, что не все депутаты ВС СССР встали вместе с п-резидентом Ельциным на путь измены Родины. Против ратификации Беловежского соглашения из 250 проголосовали 7 членов Верховного Совета: Сергей Бабурин, Николай Павлов, Владимир Исаков, Илья Константинов, Сергей Полозков, Виктор Балала, Павел Лысов. Воздержались по вопросу о ратификации также 7 человек: Ринат Валеев, Хасан Хабибуллин, Иван Шашвиашвили, Людмила Бахтиярова, Николай Огородников, Владимир Петров, Виктор Яковлев.

    Ряд членов Верховного Совета отмечали, что, согласно Конституции РСФСР, для ратификации беловежского соглашения необходимо было созвать высший орган государственной власти — Съезд народных депутатов РСФСР, поскольку соглашение затрагивало государственное устройство республики и влекло за собой изменения в конституцию. В апреле 1992 года VI съезд народных депутатов трижды отказался ратифицировать соглашение и исключить из текста конституции РСФСР упоминания о конституции и законах СССР. Но в результате того, что Съезд народных депутатов РСФСР не смог выработать чёткой государственной стратегии, он не смог добиться проведения этого решения в жизнь. Более того, Съезд расширил властные полномочия Президента России, чем не преминул воспользоваться п-резидент Ельцин, и в октябре 1993 года после расстрела ВС РСФСР он стал структурно полновластным правителем государства.

    Что же касается самой ратификации Беловежских соглашений, то наиболее точную оценку этого события дал п-резидент США Джордж Буш-старший в своём выступлении 25 декабря 1991 года: «Соединенные Штаты приветствуют исторический выбор в пользу свободы, сделанный новыми государствами Содружества. Несмотря на потенциальную возможность нестабильности и хаоса, эти события явно отвечают нашим интересам». (Газета «Известия», 26 декабря 1991 г.) — Выделено нами при цитировании.

    Джордж Буш-старший абсолютно прав. В результате ратификации Беловежских соглашений с міровой арены исчез геополитический противник UK/US — СССР, и UK/US стали фактически монопольно управлять міром, сложилась ситуация, которая была названа однополярным міром.

    Но самое главное — после ратификации Беловежских соглашений Россия превратилась в колонию UK/US. Одним из важнейших инструментов управления Россией, как колонией UK/US, стала новая кредитно-финансовая система (КФС) России.

    В СССР кредитно-финансовая система была построена на принципах обеспечения государственного суверенитета СССР и в достаточно полной мере обеспечивала функционирование экономики. Своё превосходство над всеми другими моделями КФС міра советская доказала в ходе Второй міровой войны, поскольку не только обеспечила победу СССР, но лучше других обеспечивала процесс послевоенного восстановления экономики.

    Финансовой сферой заведовал Совет министров СССР — то есть Правительство. Органом, выполняющим все указания Правительства СССР по руководству денежной системой, являлся Государственный банк, наделенный правом совершения эмиссионных операций. Он выполнял распоряжения Правительства. Руководителей Госбанка назначали решением Совета министров и снимали аналогичным образом. Госбанк не обладал каким-либо разрешительным правом в области выработки государственной политики. Госбанк не имел права подавать в иностранный суд. Количество, сумму необходимых для экономики страны денег определял Совет министров, а Госбанк их только эмитировал.

    Деньги в СССР до 1991 года выпускались трёх видов: билеты Государственного банка СССР, государственные казначейские билеты и металлическая монета. С 1991 года — два вида: билеты Государственного банка СССР и металлическая монета

    Между банковскими и казначейскими билетами существовало различие юридического характера.

    Купюры номиналом в один, три и пять рублей (до 1991 года — казначейские билеты) имели надпись о том, что они обеспечивались «всем достоянием государства», то есть не имели золотого содержания.

    Золотом, драгоценными металлами и прочими активами Государственного банка обеспечивались только банковские билеты. Об этом гласила специальная надпись на купюрах достоинством в десять, двадцать пять, пятьдесят и сто рублей (а с 1991 года и на купюрах достоинством в один, три и пять рублей). Банкнота номиналом в 100 рублей — была самой большой по номиналу до 1991 года, т.е. практически на протяжении всего периода существования СССР — не было необходимости выпускать купюры большего достоинства, поскольку кредитование осуществлялось не более, чем под 3% годовых.

    В реальной жизни для простых граждан СССР эти нюансы ничего не значили, поскольку не было никакой разницы между казначейскими и банковскими билетами. Денежные знаки всех видов выпускал в обращение Государственный банк СССР.

    20 декабря 1991 года Государственный банк СССР был упразднён. Все активы, пассивы и имущество Госбанка СССР на территории РСФСР были переданы ЦБ РФ. Ещё через несколько месяцев Центральный банк РСФСР (Банк России) был переименован в Центральный банк Российской Федерации (Банк России).

    Однако, исчезновение государства СССР и переход Центробанка РФ на иные правила ведения финансовой деятельности не привели к появлению валюты нового российского государства. Центральный банк РФ продолжал выпускать в оборот прежние банкноты Государственного банка СССР, да к этому выпустил ещё и свои, номиналом в пятьдесят, двести, пятьсот и тысяча рублей. Банкноты были оформлены как билеты Государственного банка СССР, и на них значилось, что данные «банковские билеты обеспечиваются золотом, драгоценными металлами и прочими активами государственного банка».

    То обстоятельство, что валютой нового российского государства являлись деньги, бывшие в обороте при СССР, а все банкноты (даже мелкие в один, три и пять рублей) были обеспечены по полной программе, позволило новым государствам, которые образовались на территории бывшего СССР, перекачивать к себе ресурсы России, а различного рода мошенникам отмывать добытые преступным путём капиталы, которые потом использовались для скупки российских предприятий в ходе приватизации.

    Так что свою деятельность Центробанк РФ начал с того, что нанёс максимальный удар по экономике России, благосостоянию граждан.

    Только в 1993 году ЦБ РФ озаботился выпуском государственной валюты России[4]. Новые российские деньги поразили всех: они были словно конфетные обёртки: и по размеру и по раскраске.

    Но самое главное, мало того, что эти деньги не были обеспечены ничем, но и отсутствовало малейшее указание на то, что эти деньги государственные. На новых банкнотах не было государственного герба, как это было на советских купюрах, а государственная принадлежность валюты символизировалась изображением на лицевой стороне Сенатской башни Московского Кремля и российского триколора на куполе здания Сената.

    А на купюрах 1995 года и это совершенно куцее упоминание о государственности России полностью исчезает. Зато на банкнотах появляется символика Центробанка. Эмблемой ЦБ РФ является не герб России, а некий товарный знак имеющий соответствие с гербом России только в том, что птица и там и там двуглавая. Но даже положение лап и крыльев у птиц разные. Это является чётким указанием на то, что деньги выпускаются не государством, а неким Банком России, который имеет отношение к государству Россия только в том, что обеспечивает денежное обращение на территории данного государства.

    Вот для сравнения приводятся изображения герба России и товарного знака Центробанка РФ.

    На деньгах любой страны изображения носят исключительно утилитарное значение, т.е. выражают смысловое содержание валюты. И в первую очередь изображения означают, чья это валюта, её номинал и территорию, на которой она действительна. Всё это описывается в законе.

    Самая первая версия закона «О Центральном банке РСФСР (Банке России)»[5] была принята 2 декабря 1990 года, после того, как летом 1990 года Ельцин Б.Н. с огромным перевесом выиграл выборы и стал первым п-резидентом России, и через полгода своего президентства подписал Федеральный закон от 02.12.1990 № 394-1. Закон видоизменялся и дополнялся, но в целом его суть сохранилась.

    Чтобы понять суть закона, надо его внимательно прочитать, вникая в суть написанного. Итак, начинаем читать.

    Статья 4, ч. 2: «Монопольно осуществляет эмиссию наличных денег и организует их обращение». (Здесь и далее цитируется редакция закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», опубликованная на официальном сайте Центрального банка РФ)

    Безусловно, что эмиссионный центр государственной валюты должен быть один. Но раз выпускается государственная валюта, то и решение о выпуске и объёмах этой валюты должно принимать государство. Однако,

    Статья 2 гласит: «Уставный капитал и иное имущество Банка России являются федеральной собственностью. В соответствии с целями и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом,Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России. Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия Банка России не допускаются, если иное не предусмотрено федеральным законом.

    Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России — по обязательствам государства, если они не приняли на себя такие обязательства или если иное не предусмотрено федеральными законами. Банк России осуществляет свои расходы за счет собственных доходов».

    «Статья 23. Средства федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов хранятся в Банке России, если иное не установлено федеральными законами».

    Таким образом, всё, что было заработано Россией, всем её народом,государственные золотовалютные резервы (ЗВР) самой России не принадлежат, поскольку они помещены на хранение в Центральный банк РФ. Это, как если бы несколько человек пошли собирать ягоды и собирали их в одну корзину, того, кто эти ягоды не собирал и даже корзину не носил, но корзина его. После того, как ягоды попадали в эту корзину, они сразу же становятся собственностью владельца корзины, который и распоряжается этими ягодами по своему усмотрению. И поскольку «Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия Банка России не допускаются».Т.е. те, кто собрал эти ягоды, чтобы взять хотя бы немного ягод из корзины, вынуждены исполнять условия, которые сборщикам предъявляет хозяин корзины. Это как если бы, будучи владельцем, вы бы сдали свою квартиру кому-нибудь на время, а потом без его согласия не могли ею распоряжаться.

    Вот такие абсурдные отношения утверждены законом о Центральном банке. И на основе этого абсурда проводится политика, по которой

    «Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России — по обязательствам государства».

    Т.е. государство является владельцем имущества Центрального банка, его ЗВР, но при этом оно не может отвечать этим имуществом по своим обязательствам. Если деньги и золото государственные, то государство может оставить их в залог, использовать их в соответствии с долговременной политики государства для финансирования различных направлений на льготных условиях, то есть использовать имеющиеся ресурсы в соответствии с государственной политикой. А по закону получается, что деньги у страны вроде есть, но тратить их в соответствии с государственной политикой нельзя. Использовать государственные ресурсы можно только на цели, в объёмах и условиях одобренных ЦБ РФ, поскольку именно «Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России». Другими словами, на основании этого положения закона пользователь может запретить собственнику распоряжаться своим имуществом.

    А кто ЦБ РФ дал эти «полномочия по владению»? Никто. Сборщики ягоды готовы дать владельцу корзины часть ягоды в оплату за пользование корзиной, но они не пойдут на то, чтобы собирать ягоды для владельца корзины для того, чтобы потом покупать у него собранные ими же ягоды. Так и ЗВР страны государство хранит в банке, за это ему полагается плата, которую государство сочтёт разумной, но государство не может передавать владение ЗВР банку только за то, что они там хранятся. Для хранения ЗВР может быть выбран любой другой банк, а при необходимости можно создать и новый.

    Но для того, чтобы этого не произошло в России, единственной стране в міре, в её Конституции техническая роль Центробанка закреплена законодательно:

    «Статья 75

    1. Денежной единицей в Российской Федерации является рубль.Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются.

    2. Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти». (Конституция Рoссийской Фeдерации, Глава 3. Федеративное устройство) — Выделено нами при цитировании.

    А если, государство Россия посмеет покуситься на то, чтобы отнять у Центробанка «полномочия по владению», то Центробанк РФ имеет право требовать наказания России со стороны иностранных государств. В полном соответствии с законом о ЦБ РФ:

    «Статья 6. Банк России вправе обращаться с исками в суды в порядке, определенном законодательством Российской Федерации. Банк России вправе обращаться за защитой своих интересов в международные суды, суды иностранных государств и третейские суды».

    Зачем же нужна такая статья в законе? Всё дело в том, как используются Центробанком эти самые «полномочия по владению» ЗВР России.

    «Надо понимать, что порядка 90% валютных резервов Центробанк держит в иностранных облигациях». (Александра ПШЕНИЧНАЯ «США могут оставить Россию без резервов», ежедневная электронная газета Yтро.ru, 20 июня 2011, 03:42).

    Другими словами, Россия за здорово живёшь вкалывает на благополучие Западных стран, в облигациях (бумаге) которых хранятся ЗВР России. А рабский статус России по отношению к Западу обеспечивает Центробанк РФ, который и перегоняет реальные богатства России в западные бумаги с нарисованными цифрами, а то и просто в компьютерные нолики, которые исчезнут, как только выключится свет.

    Вот суды этих западных государств, благополучие которых обеспечивает ЦБ РФ, и будут решать, как Россия должна использовать свои ресурсы. И есть все основания полагать, что независимый суд штата Нью-Йорк запретит государству Россия использовать собственные российские ЗВР на нужды русского народа и предпишет государству России и дальше покупать облигации США и гасить американский экономический кризис. Ведь в величии и паразитизме UK/US по мнению хозяев ЦБ РФ и есть высшее благо русского народа, как впрочем и любого другого народа на Земле. А потому, как гласит Статья 22: «Банк России не вправе предоставлять кредиты Правительству Российской Федерации для финансирования дефицита федерального бюджета, покупать государственные ценные бумаги при их первичном размещении, за исключением тех случаев, когда это предусматривается федеральным законом о федеральном бюджете».

    Эта статья прямой запрет на развитие России. Мы живём в мире, где господствует конкуренция. Никому в мире не нужны конкуренты. Конкурентов устраняют всеми доступными средствами.

    Война — это комплекс мер, направленных на захват чужих природных, энергетических и людских ресурсов.

    Так называемая «холодная война» — это война информационная, но цели и задачи у этой войны те же самые, что и войны «горячей».

    «В начале апреля 2007 года в обе палаты конгресса США был внесён законопроект об учреждении новой воинской награды за участие в холодной войне (Cold War Service Medal), поддержанный группой сенаторов и конгрессменов от демократической партии во главе с нынешним госсекретарём США Хиллари Клинтон. Медалью предлагается награждать всех служивших в вооружённых силах или работавших в государственных ведомствах США в период со 2 сентября 1945 года по 26 декабря 1991 года…

    В США существует Ассоциация ветеранов холодной войны, которая также требовала от властей признания своих заслуг в победе над СССР, но сумела добиться лишь выдачи сертификатов министерства обороны, подтверждавших участие в холодной войне. Ассоциация ветеранов выпустила собственную неофициальную медаль, дизайн которой был разработан ведущим специалистом Института геральдики при армии США Нэйдином Расселом ». (Википедия, http://ru.wikipedia.org/wiki/Холодная_война)

    Таким образом, UK/US через учреждение награды всему міру заявили, что победили СССР/Россию в «холодной войне» и потому по праву победителя распоряжаются ресурсами СССР/России.

    Символическим актом о безоговорочной капитуляции России стал закон «О Центральном банке РСФСР (Банке России)», подписанный 2 декабря 1990 года первым п-резидентом России Ельциным Б.Н., в котором во всей красе было изложено колониальное положение России.

    Центральные банки так называемых «развитых стран» кредитуют бюджет именно того государства, Центральным банком которого они являются. Но ЦБ РФ кредитовать государство Россия не имеет права: Центральный банк РФ имеет право покупать облигации только ЧУЖИХ стран, а значит по закону обязан кредитовать экономики других стран. Причём вполне конкретных. Это ничто иное, как запрет на развитие России.

    Для того, чтобы российская экономика могла развиваться, нужны кредиты. За последние 150 лет прирост энергообеспеченности по благополучным странам составляет 3–5% в год. Кредитование в этих пределах позволяет отработать кредит за счёт наращивания производства. Кредитование под б́ольшие проценты (ростовщичество) выкачивает ресурсы заёмщика, не позволяя ему развиваться. Дело в том, что при существующей модели экономики производство, особенно его расширение, обновление, модернизация, невозможно без привлечения кредита. Сумма кредита вкладывается производителем в цену произведённого товара. Однако удорожание товара ведёт к снижению потребительского спроса и снижению конкурентоспособности производства. При невозможности продать товар по рентабельной цене, производителю проще закрыть производство, а людей уволить, что тут же сказывается на общем понижении покупательной способности населения[6].

    И чем выше проценты, тем ниже планка по времени для производства: образно говоря (и существенно загрубляя), можно сказать так: ставка кредитования в 6% годовых делает нерентабельным судостроение, поскольку на постройку одного корабля нужно несколько лет; а кредитование под 8% делает нерентабельным даже автомобилестроение, поскольку не даёт возможности финансировать разработку новых моделей автомобилей.

    Расцвет и мощность экономик Японии и Китая обеспечен тем, что в Японии на всём протяжении времени с конца Второй міровой войны ставка по кредитам практически всегда была в пределах 1 (одного) процента, а в Китае ещё до недавнего времени ставка по кредиту по некоторым отраслям (например, в сельском хозяйстве) доходила даже до –10 (минус десяти) процентов. Т.е. государственный банк ещё и доплачивал, если берёшь кредит на развитие производства. И в результате реальностью нашего времени стала не смешная шутка: «Всё что ни делается — делается в Китае».

    Разруха в экономике России обеспечена тем, что на протяжении всего периода деятельности Центробанка ставка рефинансирования была ростовщической, т.е. всегда выше экономически обеспеченных пределов в 3–5%. Временами она доходила до безумных 210 процентов[7].

    О том, что для экономики значат хотя бы 20% по кредиту, описал, знающий толк в кредитовании, бывший глава ФРС Алан Гринспен:

    «В апреле 1980 года основные процентные ставки в США перевалили за 20%. Автомобили перестали продаваться, дома остались недостроенными, миллионы людей потеряли работу — к середине 1980 года уровень безработицы возрос до 9% и продолжал повышаться вплоть до конца 1982, чуть не дотянув до 11%». (Гринспен А. Эпоха потрясений. М.: Альпина Бизнес Букс, 2007. с.93.)

    Из этого признания Гринспена однозначно следует, что колоссальная инфляция, сумасшедший рост цен в России 1990‑х годов были результатом того, что ЦБ РФ кредитовал российскую экономику под грабительский процент. И никак не наоборот. О том, как ставка рефинансирования влияет на экономику страны и благосостояние граждан, наглядно видно из таблицы «Минимальная кредитная ставка коммерческих банков. Минимальная процентная ставка кредита коммерческих банков, выдаваемая самым кредитоспособным заемщикам. Рассчитана, как средний /pпоказатель в течение 2009 года в национальной валюте», которая приведена по адресу.

    Экономические гуру всего міра внушают, что для процветания страны, благоденствия людей необходима большая ставка по кредитам. Исходя из этой логики, самой процветающей на планете страной является нищая по факту Зимбабве, у которой самый минимальный процент по кредиту находится на уровне 600% годовых. И в эту логику не укладывается то, почему для богатых по факту США в 1980 годах повышение процента по кредиту с 3% до 20% стал поистине катастрофой в экономике.

    От катастрофы США спасла Перестройка в СССР. Сначала Горбачёв&C° помогли курсом валют: доллар США стал стоить не 62 копейки, как это было на протяжении многих лет, а сразу 2 рубля, затем 6 рублей и более. А там подоспел и развал СССР на сувенирные государства, Центробанки которых ввели процент по кредитам, не дающий самой возможности развивать производство, а чтобы просто элементарно выжить приходится продавать сырьё за бесценок. На металлолом растаскивались и продавались целые предприятия. На металлолом разбирались действующие линии электропередачи, что наносило ущерб по принципу домино самому широкому кругу людей.

    А вот как ситуация со ставками по кредитам обстоит в ведущих странах міра.

    США

    Базовая учётная ставка по кредитам держится на уровне 0–0,25%.Следует отметить, что учётная ставка в США на начало 2001 года составляла 6%, но после того как в экономике США начался спад, ставка уже к концу 2001 года составила 1,75%. А затем и снижена до нулевого значения. На этом уровне она сохраняется всё время, пока в міре бушует экономический кризис. Согласно сообщению ФРС, планируется, что учётная ставка будет сохранена на этом уровне, как минимум, до конца 2014 г.

    ВЕЛИКОБРИТАНИЯ

    Банк Англии держит базовую учётную ставку на уровне в 0,5% годовых.

    ЕВРОСОЮЗ

    Европейский Центральный банк (ЕЦБ) держит базовую процентную ставку на 1% годовых. Согласно заявлению президента ЕЦБ Марио Драги, ставка рефинансирования останется на уровне 1% и до 15 января 2013 г., а кредит будут предоставляться в неограниченном количестве.

    ЯПОНИЯ

    С 1998 года ставка по кредитам держится на уровне 0,10%. До этого была 0,20%.

    КИТАЙ

    Ставка кредитования составляет 6.31%. Китай отменил минусовые и нулевые кредиты после вступления в ВТО. Ровно с этого же времени Китай борется с инфляцией, которой не было, пока кредиты выдавались под проценты ниже 3% годовых. Все ведущие экономисты міра настаивают на том, чтобы Китай для снижения инфляции продолжал повышать ставки по кредитам, но Китай сопротивляется и старается делать наоборот [8]. (Это к вопросу о том, что в ВТО можно вступить, а правила ВТО не выполнять. Всем странам разрешается нарушать правила ВТО, но по мелочи, а вот когда дело касается принципиальных вопросов, то страну заставят выполнять взятые на себя условия вступления в ВТО).

    РОССИЯ

    Благодаря неутомимой деятельности Президента России В.В. Путина ставка рефинансирования в России опустилась с запретительных 55% в январе 2000 года, когда Путин стал и.о. Президента России, до нынешних8%, при которых всё-таки возможна какая-то производственная деятельность.

    Из этого небольшого сравнения видно, что для того, чтобы преодолеть экономический кризис, Запад для себя снижает ставки по кредитам, а для всех остальных требует их повышения. А ведь законы рентабельности производства одни и те же, что в UK/US, что в Китае, что в России, что в Зимбабве…

    Но кроме ограбления посредством кредита, Центробанк РФ осуществляет и прямое ограбление России, заставляя всех граждан платить двойной налог: один в казну России, а другой в казну UK/US и некоторых других стран Запада.

    Делается это через эмиссию российской государственной валюты — рубля. Согласно закону, эмиссию рубля осуществляет только Центробанк РФ. Эмиссия рубля осуществляется путём покупки иностранной валюты на бирже.

    Работает эта система так:

    — Россия продала на мировом рынке некий товар;

    — в страну поступило 100 долларов;

    — Центральный банк покупает эти доллары на бирже;

    — доллары попадают в золотовалютные запасы ЦБ РФ;

    — в экономику попадает 3 000 рублей.

    Другими словами, в России может быть столько рублей, сколько страной куплено долларов. И совершенно не важно, что ресурсы России позволяют увеличить денежную массу, чтобы использовать её на организацию и расширение производства чего-либо.

    Система кредитования и денежной эмиссии через

    — покупку иностранной валюты обеспечивает положение, при котором

    — из вне контролируется объём денежной массы в экономике России

    — и этот объём через курс валют недостаточный для развития экономики России, поскольку труд рабочего в России дешевле аналогичного труда рабочего UK/US.

    — большой ссудный процент по кредиту делает невозможным запуск в России производства длительного цикла. Для того, чтобы наладить такое производство, необходимо обращаться в западные банки, а они выделяют кредит, исходя исключительно из собственных интересов — необходимо им это производство или же это производство представляет угрозу их экономическим и политическим интересам.

    Кроме того, кредит сам по себе является регулятором государственной политики страны-заёмщика, поскольку кредиторы дают деньги только под конкретную внутреннюю и внешнюю политику страны-заёмщика. При этом, даётся не вся сумма для того, чтобы заёмщик мог использовать её по своему усмотрению — кредит предоставляется частями, когда заёмщик оплачивает то или иное действие непосредственно через банк-кредитор, который сам определяет, соответствует данный платёж условиям договора или нет. В случае если страна, которой принадлежит банк-кредитор, участвует в каких-либо санкциях, под которые подпадает партнёр российской фирмы, то банк автоматически включает российскую фирму в режим санкций, а весь ущерб от этого ложится на российскую сторону.

    Не менее и даже более опасным является задолженность государства по иностранным кредитам. В этом случае кредиторы диктуют всю политику государства, как внешнюю, так и внутреннюю. Именно во исполнение требований кредиторов Генеральный секретарь КПСС Горбачёв М.С. начал Перестройку и разрушил СССР. Именно иностранные кредиторы определяли политику первого п-резидента России Ельцина Б.Н., которая привела к массовому обнищанию всего населения и развязыванию войны на территории России. Президент России В.В. Путин выплатил внешний долг России и лишил надгосударственное міровое управление — Глобальный предиктор (ГП) — одного из инструментов проведения управления Россией с надгосударственного уровня. И потому совершенно не случайно, что для Запада и россионской «демократической общественности» Горбачёв и Ельцин уважаемые люди, а Путин — исчадие ада.

    Характерно в этой связи отметить, что путинской политике освобождения от внешнего диктата больше всего, сильнее всего и буквально озлобленно оказывала сопротивление КПРФ, которая требовала в прямом смысле «проесть» все имеющиеся ресурсы.

    Но может быть антирусская, антигосударственная политика ЦБ РФ стала следствием того, что он стал заложником политики российского правительства, руководители которого постоянно менялись? И вот, что характерно, со сменой руководителя правительства менялось всё: стратегия и тактика правительства — одни программы закрывались, другие — открывались, менялись руководители министерств, профильных направлений. И в этом буйном политическом море только Центробанк РФ был островком стабильности и спокойствия. Ответ на вопрос почему так происходило, даёт нам закон о Центробанке РФ. Статья 1 закона вполне однозначна и конкретна:

    «Функции и полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом, Банк России осуществляет независимо от других федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления». — Выделено нами при цитировании.

    Другими словами, Центробанк России никоим образом не подчиняется правительству России, а значит и государству Россия. Чтобы обеспечить эту независимость от России, в законе есть Глава III «НАЦИОНАЛЬНЫЙ БАНКОВСКИЙ СОВЕТ И ОРГАНЫ УПРАВЛЕНИЯ БАНКОМ РОССИИ», которая определяет каким образом формируется кадровый корпус Центробанка и его деятельность.

    «Статья 14. Председатель Банка России назначается на должность Государственной Думой сроком на четыре года большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы.

    Кандидатуру для назначения на должность Председателя Банка России представляет Президент Российской Федерации не позднее чем за три месяца до истечения полномочий действующего Председателя Банка России.

    В случае досрочного освобождения от должности Председателя Банка России Президент Российской Федерации представляет кандидатуру на эту должность в двухнедельный срок со дня указанного освобождения.

    В случае отклонения предложенной на должность Председателя Банка России кандидатуры Президент Российской Федерации в течение двух недель вносит новую кандидатуру. Одна и та же кандидатура не может вноситься более двух раз.

    Одно и то же лицо не может занимать должность Председателя Банка России более трех сроков подряд.

    Государственная Дума вправе освободить от должности Председателя Банка России по представлению Президента Российской Федерации». (Выделено нами при цитировании)

    Казалось бы, всё обстоит очень хорошо: Президент РФ представляет, Государственная Дума назначает. Она же снимает главу ЦБ с должности. Правда, почему-то кандидатуру Председателя Центробанка, в отличие от какого-либо министра российского правительства, уровню которого и должна соответствовать, по сути, эта должность, надо представлять заранее. Т.е. Президент страны не может оперативно поменять руководителя главной счётной конторы страны. Но это только цветочки. Ягодки в конце данной статьи:

    «Председатель Банка России может быть освобожден от должности только в случаях:

    — истечения срока полномочий;

    — невозможности исполнения служебных обязанностей, подтвержденной заключением государственной медицинской комиссии;

    — подачи личного заявления об отставке;

    — совершения уголовно наказуемого деяния, установленного вступившим в законную силу приговором суда;

    – нарушения федеральных законов, которые регулируют вопросы, связанные с деятельностью Банка России».

    Получается так, что если у председателя ЦБ РФ:

    — полномочия ещё не истекли,

    — отменное здоровье,

    — нет желания уйти с поста досрочно,

    — нет приговора суда, например, за то, что он в трамвае мелочь по карманам тырил,

    — нет нарушений федерального законодательства (то есть не кредитует Россию, а заработанные Россией средства использует на укрепление экономики стран Запада) — то снять его с должности совершенно невозможно. И Государственная Дума не может уволить его. И Президент России безсилен сделать это. Для того, чтобы уволить Председателя Центробанка РФ так, как это необходимо для управления ресурсами в интересах России, Президенту необходимо изменить российское законодательство. В противном случае банкир пожалуется на Президента России в суд иностранного государства.

    «Статья 5. Банк России подотчетен Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, Подотчетность Банка России Государственной Думе означает: назначение на должность и освобождение от должности Государственной Думой по представлению Президента Российской Федерации Председателя Банка России».

    Но вот правила подотчётности, критерии оценки деятельности руководства банка совершенно не прописаны, что не даёт возможности реализовать эту самую подотчётность на практике.

    Так, например, когда 17 августа 1998 года произошёл обвал финансовой пирамиды ГКО[9] и было начато расследование причин этой катастрофы, заместитель главы Центробанка Сергей Владимирович Алексашенко не допустил в здание Банка России аудиторов Счётной палаты, прибывших для проверки правильности проведения ЦБ РФ операций со средствами Федерального бюджета. ЦБ РФ не дал информации о планируемой на 1998 г. прибыли. Когда же С.Алексашенко вызвали в Совет Федерации для объяснений, то он заявил сенаторам, что собственность ЦБ, составленная из средств, заработанных государством, государству не принадлежит, а потому государство не может требовать от ЦБ, чтобы ЦБ РФ позволил государству распоряжаться этими средствами.

    Вот после этого события и возник вопрос об изменении закона о Центробанке. И хотя национализировать Центробанк не получилось, но в результате битвы за суверенитет России на весенней 2002 года сессии Государственной Думы РФ удалось изменить статус и придать новые полномочия Национальному банковскому совету при ЦБ РФ, чтобы была хоть какая-то прозрачность деятельности Центробанка[10].

    Сопротивляясь даже этим половинным решениям по возвращению Центробанка РФ под контроль государства, Председатель ЦБ РФ Геращенко В.В. аппелировал к Западу, убеждал депутатов не изменять закон о Центробанке, поскольку тот полностью соответствует возложенным на него функциям и «Специалисты Международного валютного фонда считают, что наш баланс по своей прозрачности, или, как говорится, транспарентности, не хуже балансов других стран». (Стенограмма заседания Государственной Думы России от 15 марта 2002 г.).

    Т.е. Председатель ЦБ РФ Геращенко прямо заявил, что Центробанк РФ был и должен остаться подотчётным внешним, надгосударственным органам управления, но никак не Правительству России.

    Но при этом сам Центробанк вмешивается в государственное управление, которое осуществляет по собственному произволу. И делает это на основании закона о Центробанке.

    «Статья 7. Банк России по вопросам, отнесенным к его компетенции настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами,издает в форме указаний, положений и инструкций нормативные акты, обязательные для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц.

    Правила подготовки нормативных актов Банка России устанавливаются Банком России самостоятельно». — Выделено нами при цитировании.

    При этом в данной статье ещё одно очень интересное положение:«Проекты федеральных законов, а также нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, касающихся выполнения Банком России своих функций, направляются на заключение Банка России». В умолчании остаётся вопрос о том, что будет, если заключение Центробанка на проект будет отрицательным? Однако, исходя из всего текста закона о Центробанке в целом, можно утверждать, что в этом случае Центробанк не допустит принятия закона. Для этого у ЦБ РФ есть достаточный арсенал средств: от масштабного влияния на экономику России в нужном для ЦБ РФ направлении до прямой жалобы в какой-нибудь независимый суд штата Вашингтон.

    Другими словами, руководство ЦБ РФ это теневое правительство, которое фактически может диктовать свою волю законному Правительству России. А чтобы руководство Центробанка могло осуществлять своё теневое управление государством, ответственность за результаты которого ляжет на представителей государственной власти, определены специфические правила формирования Совета директоров Центробанка.

    «Статья 13. В Совет директоров входят Председатель Банка России и 12 членов Совета директоров.

    Члены Совета директоров работают на постоянной основе в Банке России.

    Члены Совета директоров назначаются Государственной Думой на должность сроком на четыре года по представлению Председателя Банка России, согласованному с Президентом Российской Федерации.

    Члены Совета директоров освобождаются от должности:

    — по истечении указанного в настоящей статье срока полномочий — Председателем Банка России;

    — до истечения указанного в настоящей статье срока полномочий — Государственной Думой по представлению Председателя Банка России».

    То есть досрочно уволить члена Совета директоров, который своей деятельностью вредит интересам государства, может только председатель ЦБ РФ. Ведь для досрочного увольнения члена Совета директоров ЦБ РФ необходимо представление его Председателя. И если председатель ЦБ РФ не захочет увольнять своего подчинённого, то ни Президент, ни Государственная Дума сделать этого не смогут. У руководства России нет никаких законодательных возможностей заставить Председателя Центробанка РФ что-либо сделать.

    Правда предполагается, что государственные интересы в Центробанке РФ представляет Национальный банковский совет (НБС), численность которого составляет 12 человек:

    — двое направляются Советом Федерации Федерального Собрания из числа членов Совета Федерации,

    — трое — Госдумой из числа депутатов,

    — трое — Президентом РФ,

    — трое — Правительством.

    В состав Национального банковского совета входит также председатель Банка России. Заседания НБС должны проводиться не реже одного раза в квартал. Полномочия НБС при ЦБ РФ изложены в Статье 13 закона о Центробанке РФ. Но коротко и ёмко суть этих полномочий изложил бывший член НБС Павел Медведев: «Совет может высказывать свою позицию относительно кредитно-денежной политики, но влияние на нее коллегиальным органом при ЦБ запрещено законом». (Роман Маркелов «В помощь Центробанку», «Российская газета» — Федеральный выпуск №5846 (173) 31.07.2012, 00:57 ) — Выделено нами при цитировании.

    Как видно из приведённого выше анализа законодательства о Центральном банке России, ратификация Беловежских соглашений изменила кредитно-финансовую систему России так, что страна стала колонией UK/US.

    И потому президент США Джордж Буш, оценивая в своём выступлении 25 декабря 1991 года ратификацию Беловежских соглашений, имел все основания заявить: «Эти события явно отвечают нашим интересам». — Выделено нами при цитировании.

    ПЕРВАЯ ПОПЫТКА ВОССТАНОВИТЬ СУВЕРЕНИТЕТ РОССИИ

    Как только В.В. Путин в 2000 году стал Президентом России, он сразу же начал борьбу за восстановление суверенитета России. Едва только прошли выборы, и Путин был избран Президентом России, как тут же он внёс в Государственную Думу России проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)”», который и был принят в первом чтении в ходе весенней 2000 года сессии ГД РФ. Вместе с этим законом пересмотру подлежал ещё целый ряд законов. В основном это касалось приведения в соответствие с данным законом других законодательных актов, в частности Бюджетного кодекса, закона «О Счетной палате…», закона «О банках и банковской деятельности».

    Но уже на осенней сессии Государственной Думы РФ положение обострилось. О сути Президентского законопроекта стали писать в СМИ, причём на первых полосах.

    «Вокруг нового закона о ЦБ страсти кипят давно. Но до недавнего времени президент в них не вмешивался. В конце сентября Владимир Путин внес свои поправки — спустя, кстати, полтора месяца после того, как официальный срок их внесения истек; банковскому комитету Думы пришлось специально его продлевать, иначе их нельзя было бы легализовать. Смысл президентских поправок — национализация ЦБ». (НИКОЛАЙ Ъ-ВАРДУЛЬ «Национализация ЦБ. А заодно и всего банковского сектора». Газета «Коммерсантъ», №190 (2075), 11.10.2000).

    Но противникам суверенитета России национализация как кость в горле и, как результат, уже через неделю в СМИ появились новые сообщения.

    «Обстоятельства редактирования закона о ЦБ в последнее время стали весьма угрожающими для главы банка Виктора Геращенко. После принятия поправок в первом чтении Владимир Путин вносит в Думу поправки, фактически ограничивающие самостоятельность ЦБ. Однако … После встречи с главой банка Виктором Геращенко он взял тайм-аут». (ИВАН ТРЕФИЛОВ «Национализация ЦБ откладывается. Рабочая группа Госдумы постановила не менять статус Банка России», газета «Сегодня», №234, 18 октября 2000) .

    Неудача с первой попыткой национализации Центробанка РФ вышла потому, что это была попытка, образно говоря, лихим кавалерийским наскоком вернуть России утраченный суверенитет. Эта попытка делалась после того, как на волне поистине массовой поддержки В.В. Путин был избран Президентом России, и для национализации Центробанка РФ использовалась сложившаяся в результате выборов общественно-политическая обстановка. Но дело в том, что институт кредита — это основа основ надгосударственного управления, а Центробанк РФ — это инструмент оккупации России. Поэтому, как только проект закона об изменении статуса Центробанка был внесён в Государственную Думу, враги России начали работу по недопущению восстановления суверенитета[11] России. Для этого использовалась вся сложившаяся на тот момент структура управления государством Россия: от политических партий до собственно государственного аппарата. Плохо прописанный законопроект, сопутствующие документы, которые готовили чиновники, дали депутатам ГД РФ, находящимся под внешним давлением, формальное право не работать над законом по национализации Центробанка. А если учесть, что UK/US через своего ставленника, Председателя ЦБ РФ Геращенко В.В., пообещали В.В. Путину, что устроят России новый дефолт образца августа 1998 года или «чёрного вторника», неважно, 1992 или же 1994 года, то Президенту России было отчего взять тайм-аут.

    Именно тайм-аут. В.В. Путин не отказался от идеи восстановить суверенитет России. Два года шла упорная работа над документами, необходимыми для национализации Центробанка России. Причём эта работа проходила в условиях проведения заговора с целью отстранения Президента России В.В. Путина от управления страной. (Об этом см. аналитическую записку «Об одном заговоре против Путина часть 1часть 2часть 3»). Очевидно, что этот заговор стал необходимым врагам России вследствии того, что В.В. Путин начал восстановление суверенитета России. Этого ГП допустить не мог: на В.В. Путина началась атака со всех сторон, он оказался виновным во всех преступлениях[12], которые только могли выдумать в СМИ.

    И в ходе весенней сессии 2002 года в стенах Государственной думы России разгорелся настоящий бой за суверенитет России. Поскольку к тому времени уже было окончательно ясно, что провести полноценную национализацию Центробанка РФ не удастся, была предпринята попытка изменить статус и расширить полномочия Национального банковского совета при Центробанке РФ таким образом, чтобы через него можно было не только контролировать деятельность ЦБ РФ, но и управлять им в интересах российского государства. Однако в полной мере достичь поставленной задачи не удалось.

    Защитников суверенитета России среди депутатов России было немного. Одним из них был депутат Сергей Юрьевич Глазьев [13], который неоднократно выступал в ходе обсуждения поправок, предложенных в закон о Центробанке РФ.

    Так, в ходе обсуждения внесения ряда поправок, он пытался сказать депутатам, что необходимо исходить из реального состояния дел, а не из буквы действующего законодательства, которое, кстати, и призвана вырабатывать и по мере необходимости менять Государственная Дума:

    «Глазьев С.Ю. Уважаемые коллеги, я тоже хотел бы высказаться по существу этого вопроса. Начну с истории вопроса. Я напомню всем, кто сегодня ратует за то, чтобы оставить систему управления ЦБ неизменной, печальную историю про финансовую пирамиду ГКО. Есть материалы расследования Совета Федерации, где раскрыты причины этой чудовищной авантюры и катастрофы. Главная причина — это смешение в Центральном банке коммерческих и государственных функций. Вторая причина — безответственность Центрального банка. Полное отсутствие механизма ответственности лиц, которые принимали решение 17 августа. Это было фактически подтверждено тем, что решения были приняты, никто за них не ответил, народ потерял 40 миллиардов рублей в банковских вкладах, банковская система разорилась, а Центральный банк наработал на пирамиде ГКО сумасшедшие деньги. Поэтому я, прежде всего, хотел бы Николаю Ивановичу[14], глубокоуважаемому, напомнить эту историю. Главная причина финансовой пирамиды ГКО заключалась в том, чтоЦентральный банк был главным получателем дивидендов по этой пирамиде ГКО, собирал огромные деньги в свои фонды, вздувал зарплату своим сотрудникам, строил дворцы по всей стране. Этачудовищная безответственность Центрального банка была выражена в официальном письме Центрального банка, где они отрицали то, что они являются государственным органом в принципе. Получается, что Центральный банк по действующему закону, по сути, стал организацией, которая бесконтрольно,частным образом управляется его руководством. Посмотрите, из кого состоит сегодня Совет директоров Центрального банка! Это высшие должностные лица самого Центрального банка. Это полное смешение: одни и те же лица выполняют функцию судебную, поскольку Центральный банк — это квазисудебный орган, он принимает решения об отзывах лицензий, выполняют функцию нормативную, так как банк принимает инструкции, и функцию управленческую, он руководит всей денежно-кредитной системой. Поэтому, когда мы говорим о том, что кто-то за что-то отвечае/p/strongт в Центральном банке, это иллюзия: никто там ни за что не отвечает по тому закону, который сегодня есть. Именно поэтому по инициативе Совета Федерации еще в 1998 году, сразу же после дефолта, было принято решение о том, что нужно усилить контроль за деятельностью руководства Центрального банка. И наконец-то мы выработали формулу в виде Национального банковского совета, который, не вмешиваясь в оперативную работу Центрального банка, будет от имени государства, являющегося собственником главным, в котором Центральный банк является органом все-таки государственного управления (будем вещи называть своими именами), внести надзор за деятельностью Центрального банка. Национальный банковский совет не вмеш».ивается в функции оперативной работы Центрального банка. В законе как раз найдено совершенно сбалансированное решение. И я не понимаю, почему некоторые мои коллеги говорят о том, что данная концепция противоречит тому, что было принято в первом чтении. Закон для того и создавался, чтобы усилить прозрачность Центрального банка, усилить ответственность руководства за деятельность Центрального банка, обеспечить его подконтрольность интересам государства, не допускать больше ситуацию, когда коммерческие интересы начинают превалировать над государственными интересами. Для этого и нужен Национальный банковский совет. Никаких здесь нарушений Конституции тоже не усматривается, потому что процедура формирования Национального банковского совета такая же в принципе, как и процедура формирования руководства Центрального банка. И точно так же, как мы сегодня назначаем членов Совета директоров, так же будем рассматривать вопрос и по Национальному банковскому совету. Если сегодня члены Совета директоров утверждаются Думой, то ведь никто не говорит о том, что Дума вмешивается в работу Центрального банка. Давайте не будем себя пугать, уважаемые коллеги. Решение, которое принято в данном законопроекте, является сбалансированным. Функции Национального банковского совета и Совета директоров разведены, иглавная задача этой нормы — как раз поднять ответственность Центрального банка, чтобы была реальная ответственность за его работу. Поэтому, если мы хотим, чтобы она состоялась действительно, чтобы мы понимали, как работает Центральный банк, чтобы мы знали, куда тратятся деньги, чтобы прекратили позорную практику утаивания прибыли Центрального банка, многочисленных резервов за счет государственного бюджета, давайте принимать этот закон». (Стенограмма заседания Государственной Думы России 05 апреля 2002 г).

    Глазьев внёс и собственную поправку в закон о Центробанке. Представляя свою поправку, он сказал:

    «Глазьев С.Ю. Уважаемые коллеги, речь идет о принципиальном вопросе целях деятельности Банка России. Вы помните, какие жаркие дискуссии у нас идут по вопросам условий кредитования производственных предприятий, условий экономического роста, условий занятости. Политика нашего Центрального банка до сих пор сводилась к тому, что его это всё не касается, что его касается только обменный курс рубля и объемы денежной массы, еще, может быть, темпы инфляции. Вот, собственно, все цели, которыми он себя ограничивает. А то, что от деятельности Центрального банка зависят условия кредитования, условия экономического роста, условия для инвестиций, условия для занятости населения, — всё это остается за бортом. В итоге мы получаем ситуацию, когда для наших предприятий возможности взять кредит в коммерческом банке практически отсутствуют, потому что в Центральном банке не работает схема кредитования экономики, схема рефинансирования коммерческих банков под платежные требования производственных предприятий. У нас отсутствует связь между спросом на деньги со стороны производственной сферы и предложением. Практически вся денежная эмиссия замкнулась на покупку валюты, рубль привязали к доллару, и нашим предприятиям легче пойти на Запад, там взять кредит, чем добиться рефинансирования со стороны Центрального банка в поддержку расширения их производственной активности. Это совершенно неправильно. Мы понимаем, что от деятельности Центрального банка зависят инвестиционный климат, условия для экономического роста, условия для занятости населения. И все эти вещи необходимо прописать в целях деятельности Центрального банка, с тем, чтобы он не ограничивал себя произвольно только простыми функциями обеспечения стабильного курса рубля, низкой инфляции, а все-таки отвечал и за общий экономический, инвестиционный климат в стране. Просьба поддержать, потому что от этого зависят условия экономического роста, с которым сегодня у нас проблема».(Стенограмма заседания Государственной Думы России 05 апреля 2002 г http://transcript.duma.gov.ru/node/1740/).

    А вот как сторонники надгосударственного управления Россией возражали на доводы Глазьева:

    «Игнатьев С.М. И Центральный банк, и Правительство против принятия этой поправки. Почему? Потому, что вот такое разделение целей может привести к тому, что Центральный банк не будет заниматься своей основной задачей обеспечением устойчивости рубля». (Стенограмма заседания Государственной Думы России 05 апреля 2002 г http://transcript.duma.gov.ru/node/1740/)

    Сказано мало, но содержательно. Все кому надо поняли. И как результат, за поправку Глазьева проголосовало всего 115 человек (25,6%) из 450 депутатов, и поправка не была принята.

    И результат неудивителен, ведь в Государственной Думе сторонников суверенитета России было несравнимо меньше, чем сторонников независимости Центробанка от России. В ряды защитников независимости Центробанка вставали люди, которые по обыденному разумению должны были бы быть среди защитников суверенитета России. Так, например, многие люди с уважением относятся, например, к бывшему советскому главе правительства СССР Рыжкову Николаю Ивановичу, от которого, казалось бы, следовало ждать проявления российского патриотизма, но он оказался по другую сторону баррикад.

    «Рыжков Н. И[15]. Спасибо. Я считаю, что 65-я и последующие поправки[16]… Но все-таки главное — это поправка 65, она не может быть принята в этом законе. Первое. Это нарушение Конституции России. В Конституции России говорится о том, что назначение, освобождение Председателя Центрального банка делаются по представлению Президента. Естественно, если мы принимаем решение, что это орган управления, надо тогда менять Конституцию. По существу. Я считаю, что не может быть в Центральном банке двоевластия. Если бы этот Национальный банковский совет был консультативным советом, давал рекомендации, предложения определенные, не было бы вопроса.Кстати, и сегодня такой совет есть. Если у него функции не те, которые полагаются, давайте их расширим. Но сегодня ставится вопрос о том, что это орган управления. И кстати, Михаил Михайлович, когда мы с вами обсуждали две недели назад эту проблему, мы тогда вам говорили, что вы изменили концепцию первого чтения, там не было органа управления. Это первое. Второе. Я считаю, что надо снимать 65-ю поправку также потому, что она, по сути дела, вводит двоевластие в Центральном банке. Органы управления… Вы посмотрите: на первом месте написан Национальный банковский совет, потом Совет директоров, а потом уже руководитель Центрального банка. Мне кажется, это очень и очень серьезно. По сути дела, Центральный банк будет выполнять функции аппарата вот этого органа, который будет принимать решения, но, насколько я понимаю, он не будет за них отвечать. Будет отвечать по-прежнему тот, кому предписано это по Конституции. Поэтому как же можно принимать такие решения?! Я, честно говоря, немножко удивляюсь и руководителям Центрального банка. Неужели они не понимают, что, если будет принято сегодня такое решение, они окажутся в тяжелейшем положении? Вы будете отвечать перед Государственной Думой, вы будете отвечать перед Президентом за все свои деяния. В то же время вами будут командовать те люди, у которых никакой ответственности не будет. И дальше.Четырнадцать лет назад, в 1988 году, с большим трудом было принято решение о независимости Центрального банка. Прошло четырнадцать лет. Неужели мы не понимаем, что да, в банке много есть недостатков, но все-таки он стал самостоятельным органом управления, самостоятельным органом в экономической жизни нашей страны и мы сегодня, через четырнадцать лет, по сути дела, лишаем банк этих полномочий? Мне кажется, дело даже не в том, как тяжело будет работать новому Председателю Центрального банка, мне кажется, мы должны подумать очень серьезно о тех последствиях, которые нас ожидают в ближайшее время. Я считаю, что мы не должны принимать 65-ю поправку, эту поправку и последующие поправки, о которых и я говорил, и говорили мои коллеги». (Стенограмма заседания Государственной Думы России 05 апреля 2002 г http://transcript.duma.gov.ru/node/1740/)

    Как видим, Рыжков Николай Иванович яростно защищает независимость Центробанка от России, утверждает даже, что для изменения статуса и полномочий Национального банковского совета при Центробанке РФ требуется изменение Конституции России, а вопрос об её изменении даже не стоял. На то, что Рыжков, мягко говоря, лукавит о необходимости изменения Конституции для изменения закона о Центробанке, ему указали многие депутаты, в том числе и депутат С.Ю. Глазьев, в выступлении, которое мы приводили выше.

    Такая позиция депутата Рыжкова Н.И. вовсе не случайна, ведь он лично ответственен за то, что управление кредитно-финансовой деятельностью России отдано в руки частных надгосударственных корпораций. Рыжков Н.И., член КПСС с 1956 года, в период с 27 сентября 1985 года по 26 декабря 1990 года был Председателем Совета Министров СССР. И именно при его деятельном участии был ликвидирована единая кредитно-финансовая система СССР, действовавшая через Государственный банк СССР, а вместо этого была создана сеть специализированных государственных банков: в 1987 году были созданы пять государственных специализированных банков: Промстройбанк (на базе Стройбанка), Внешторгбанк, Сбербанк (на базе гострудсберкасс), Агропромбанк и Жилсоцбанк, которые впоследствии были акционированы и стали коммерческими. Первый коммерческий банк был зарегистрирован уже в следующем, 1988 году.

    В 1990 году (ещё в СССР) прошла первая волна учредительства банков (в основном на базе коммерциализации территориальных подразделений спецбанков), которых к концу 1990 года было уже около 800. Вторая волна была в 1992–1993 годах. К началу 1995 года был достигнут пик числа банков — около 2,5 тысяч.

    Рост количества банков объяснялся очень просто: банковская сфера — единственная область деятельности, в которой можно «заработать» большие деньги, не напрягаясь вообще. А в 90‑х годах XX века в России банковская деятельность вообще была единственной, где были деньги. Это произошло потому, что с учреждением Центробанка России изменился и порядок кредитования. Если раньше все отрасли деятельности кредитовал Госбанк напрямую и процент, под который шло кредитование, был фиксированным 2–3%, то с приходом «демократии» Центробанк стал кредитовать только банки. Причём не все, а только избранные. Эти избранные банки к ставке Центробанка добавляли свою ставку по кредиту и давали кредит другим банкам уже под больший процент. Таким образом, если Центробанк устанавливает безумную ставку рефинансирования в 200%, то, пройдя по всей банковской цепочке, кредит доходил, например, до сельского хозяйства по немыслимой ставке под 400%. Безусловно, что никакая экономика не выдержит такого ссудного процента и рухнет. Рухнула и экономика России. Это было время, когда при всеобщей разрухе и нищете банки были островками роскоши и богатства.

    Такого количества банков, которое было в России в середине 90‑х годов XX века, не было ни в одной стране міра. И хотя иногда коммерческие банки в регионах создавали именно для того, чтобы финансировать производство, это не смогло переломить общего тренда: банки как инструмент разрушения производства. И когда через безсчисленные банки промышленное и сельскохозяйственное производство, наука были уничтожены, надгосударственное управление приступило к сокращению количества банков на территории России, чтобы ликвидировать тех, кто в этой сфере оказался случайно, и кого не планируют использовать далее. Мавр сделал своё дело, мавр должен уйти. Міровая кредитно-финансовая сфера построена так, что ею владеет и управляет один клан — Глобальный предиктор. И чужих он запускает в эту сферу только тогда, когда руками идиотов необходимо сделать грязную работу, ответственность за результаты которой должна лечь на идиотов, а ГП остался как бы и не причём.

    Сокращение количества банков осуществляется планомерно и методично. На 01 января 2012 года в России насчитывалось 978 банков, но только 643 банка имеют уставный капитал, который соответствует требованиям ЦБ или близок к этому, что составляет 65,75 % от общего количества банков, а остальные обречены на исчезновение. За последние 5 лет (с 2007 по 2012 годы) количество банков сократилось на 158 банков (1136 – 978), что составляет 13,9%, из них только в прошлом 2011 году прекратили существование 34 банка. Быстрыми темпами происходит сокращение банков по всем Федеральным округам, и региональные банки в ближайшее время должны просто исчезнуть.[17]).

    А каковы ориентиры деятельности Центробанка в сфере сокращения общего количества банков в России? Газета «Известия» 18 июля 2012 года опубликовало интервью с первым зампредом ЦБ РФ А.Улюкаевым, который на вопрос:

    «Число банков все сокращается: было 2 тыс., стало в два раза меньше. Какая оптимальная цифра?» Ответил:

    «Не знаю. Знаю, что практически всю кредитную работу ведут 200 крупных и средних банков». («Алексей Улюкаев: “Это не кризис, это новая нормальность”», «Известия», 18 июля 2012, 23:55, http://izvestia.ru/news/530657).

    Сейчас в России 978 банков, т.е., как минимум, около 800 банков приговорены к ликвидации. И А.Улюкаев отнюдь не кривит душой, когда говорит о том, что не знает, сколько банков будет ликвидировано — это компетенция хозяина міровой КФС, составной частью которой является Центробанк России, а А.Улюкаев всего лишь наёмный менеджер, простой исполнитель воли хозяина.

    Есть ещё одно обстоятельство, на которое следует обратить внимание, при оценке банковской реформы, проведённой советским правительством, возглавляемым Рыжковым Н.И. Этим обстоятельством являются условия, при которых частные и государственные банки осуществляют собственно кредитование.

    Что касается частного банка, то здесь всё определяется личным произволом хозяина банка и назначенного им менеджмента. Действуют они исходя из того, как они понимают то, что им выгодно, а что нет. Т.е. частный банк действует по принципу: хочу дам, а хочу не дам. На это «хочу» влияют, прежде всего, такие параметры, как объём прибыли и срок возврата кредита. Банки предпочитают кредитовать под большой процент и на короткие сроки. Таким образом, самым желанным для них является кредитование сферы торговли. Кредитование промышленности, особенно строительство промышленных объектов, относится к наименее желанным отраслям кредитования. И для того, чтобы частный банк начал кредитовать промышленность, ему, как правило, необходимо обеспечить уровень доходности, такой же, как и при кредитовании сферы кредитования. Другими словами, государство должно изыскать не только средства необходимые для производства, но и плюс к этому средства для выплаты банку прибыли всего лишь за посредническую счётную услугу. Но это в том случае, если производство планирует развернуть государство. А вот если, производство планирует развернуть частный предприниматель, то ему кредит банкир может не дать, хотя бы из чувства личной неприязни. Например, если глава банка просто поссорился с руководителем/хозяином предприятия, то он может ни при каких условиях не дать кредит предприятию или определит запредельно безумную ставку по кредиту, что равносильно отказу в кредите. Может случиться так, что взять кредит в другом банке невозможно по каким-либо причинам, например, потому, что остальные банки не могут предоставить кредит в необходимом объёме. И что тогда делать предпринимателю, который хотел открыть нужное всему российскому народу производство?

    А если необходимо построить какой-то объект, который на долгое время не будет прибыльным, но без которого проблематично дальнейшее существование всего государства? Такие проекты никогда не реализовывал частный капитал — это всегда удел государственного управления. Заведомо убыточный на некотором временном отрезке проект Государственный банк будет финансировать, поскольку это необходимо для стратегии развития государства, и это финансирование будет самым экономным расходованием средств, поскольку в кредите для строительства не будет заложена банковская спекулятивная прибыль. Но советское правительство эту кредитно-финансовую систему порушило, чтобы утвердить иную, частнособственническую, не ориентирующуюся на обеспечения интересов государства и народа его населяющего, но преследующую цель извлечения прибыли любой ценой, действующую по принципу урвать здесь и сейчас, «а там хоть трава не расти».

    Чтобы частный банк не разрушал окружающую среду и мог работать в государственной стратегии, он должен быть поставлен в такие условия деятельности, которые бы делали государственную политику политикой банка. В міре есть два примера решения этой задачи.

    Один пример нам даёт западная модель КФС, при которой собственно транснациональные банки несут на себе концепцию государственного управления с надгосударственного уровня, а правительства различных государств есть лишь менеджмент по управлению конкретными участками хозяйственной деятельности.

    Другой пример заключается в том, что банки не получают дохода от процесса собственно кредитования, они получают прибыль с дохода от производства. Это заставляет банки, в полной мере обеспечивая запросы кредитования сферы торговли, тем не менее отдавать предпочтение сфере производства. Причём желанными становятся сложные производства, как обеспечивающие наибольшую прибыль, постоянную на длительных временных интервалах. Такая политика заставляет банки ориентироваться на долговременную государственную политику, максимально соучаствуя с государством в финансировании государственно значимых направлений деятельности. Таким образом, эта модель КФС наиболее отвечает интересам народа и государства.

    В некоторой степени эта модель КФС реализована в Японии. Неполнота реализации использования этой модели объясняется тем, что это не позволяет сделать UK/US, под оккупацией которых Япония находится до сих пор. Тем не менее, национально-ориентированное руководство Японии много сделало для суверенизации своей КФС по второму типу. И как результат, устойчивое развитие экономики на основе финансово-промышленных групп, ядром которых являются банки, которые в то же время являются коммерческими банками, т.е. банками «для всех».

    Но в міре доминирует западная модель КФС. Именно фактором проведения глобальной политики в рамках западной КФС объясняется тот факт, что уничтожение российской кредитно-финансовой системы было начато ещё при СССР высшим руководством страны, в которое входил и Рыжков Н.И., который в своём выступлении в Госдуме фактически прямо признался, что он деятельно уничтожал СССР как единое государство, вводя независимость Центробанка.

    Что же касается самого Рыжкова Н.И. то, как только он выполнил свою задачу по разрушению СССР, и процессы, которые он запустил, были бы уже необратимыми, он «нырнул» и спрятался так, чтобы ответственность за крушение СССР легла на других, а он сам остался бы чистеньким и продолжил бы свою деятельность по «защите» интересов простого народа.

    Судите сами. Рыжков Н.И. ушёл в отставку с поста Председателя СМ СССР 26 декабря 1990 года, т.е. после того, как 2 декабря 1990 г. Верховный Совет РСФСР принял Закон о Центральном банке РСФСР (Банке России), в соответствии с которым Банк России стал юридическим лицом, главным банком РСФСР.

    А ещё через год, 20 декабря 1991 г., Государственный банк СССР, ввиду того, что во всех республиках СССР уже были свои Центральные банки, был упразднён.

    И вот, когда Президент России В.В. Путин решил восстановить суверенитет кредитно-финансовой системы России, Рыжков&C° деятельно и решительно защищали возможность Запада управлять Россией извне.

    Зримым доказательством победы антирусских, антигосударственных сил в борьбе за Центробанк РФ стало событие, произошедшее 20 мая 2002 года, т.е. практически сразу после того, как на весенней сессии определился статус Центробанка. В этот день состоялось заседание суда, на котором судили заместителя начальника управления Центробанка по Москве Александра Алексеева. В вину вменялось нанесение ущерба в 300 млн. долларов. Но по результатам заседания суда его освободили. На радостях Алексеев проговорился о том, что тщательно скрывают от народа: «За рубежом за долги государства пытались арестовать счета ЦБ России, но мы на двух судебных процессах, один из которых происходил в Люксембурге, доказали западному правосудию что:

    • ЦБ России отделён от государства,
    • деньги Центрального Банка не являются государственными».[18]

    И Верховный Суд РФ оказался безсилен, поскольку по закону ЦБ РФ независим от Государства Российского.

    На примере этого события наглядно видно, что ЦБ РФ распоряжается ресурсами России, причём распоряжается во вред государству. Государство же не может наказать тех, кто нанёс ущерб. Хотя и факт того, что суд всё-таки состоялся, означает, что у высшего руководства российского государства, которое тогда возглавлял Президент В.В. Путин, было достаточно политической воли и хватило властных полномочий для того, чтобы возбудить уголовное дело в отношении руководства Центробанка РФ и даже арестовать ответственного работника ЦБ РФ. Нетрудно догадаться, что если бы на весенней сессии Госдумы РФ удалось бы провести национализацию Центробанка РФ, то руководство ЦБ РФ дружно село бы на скамью подсудимых за расхищение средств Государства Российского. Следует обратить внимание и на тот факт, что суды иностранных государств пытались арестовать счета Центробанка РФ, что однозначно пресекло бы операции с государственными средствами России на территориях, входящих в юрисдикцию этих судов. Но как только руководство ЦБ РФ доказало, что никакого отношения к российскому государству банк не имеет, то судебное преследование тут же прекратилось. Из этого факта следует,

    если ЦБ РФ своей деятельностью нарушило юрисдикцию, то судебное преследование было бы продолжено в любом случае, кому бы банк ни принадлежал: государству или частному лицу;

    в случае принадлежности ЦБ РФ государству, разбирательство шло бы не с банком, а с собственно государством;

    арест же счетов ЦБ РФ за границей мог состояться только по запросу руководства российского государства, которое хотело пресечь проведение конкретных финансовых операций, но поскольку руководство ЦБ РФ доказало, что не является государственным учреждением, судебное преследование прекратилось.[19]

    В 2003 году была предпринята ещё одна попытка вернуть финансы России под юрисдикцию России. В тот год был реанимирован проект федерального закона «О внесении статьи 1581 “Ростовщичество” в Уголовный кодекс Российской Федерации». Данный проект был внесён фракцией ЛДПР ещё в ноябре 1999 года, под занавес работы Государственной Думы Второго созыва[20].

    Планировалось, что через обсуждение, а возможно и принятие статьи «Ростовщичество» в Уголовный кодекс РФ, вернуться к вопросу о подчинении ЦБ РФ государственному управлению России. Но эта попытка не увенчалась успехом потому, что ростовщичество есть основа основ современной міровой КФС и надгосударственного управления міром.

  • Источник
  • *



    Ефимов В.А. Выступление на Московском экономическом форуме 09.12.2014г.

  • Смотреть полную запись выступлений на Московском экономическом форуме 09.12.2014г.